nickti: (More)
[personal profile] nickti
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pressa_tof в ПЕРВЫЙ ПЕРЕХОД СОВЕТСКИХ БОЕВЫХ КОРАБЛЕЙ ЧЕРЕЗ МОРЯ АРКТИКИ (ЭОН-3)
ПЕРВЫЙ ПЕРЕХОД СОВЕТСКИХ БОЕВЫХ КОРАБЛЕЙ ЧЕРЕЗ МОРЯ АРКТИКИ (ЭОН-3 )

предлагаю Вашему внимание несколько материалов о истории освоения Севморпути военными моряками

Северный морской путь - кратчайший морской путь между Европейской частью России и Дальним Востоком; законодательством РФ определен как «исторически сложившаяся национальная единая транспортная коммуникация России в Арктике. Проходит по морям Северного Ледовитого океана (Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское) и частично Тихого океана (Берингово). Длина Северного морского пути от Карских Ворот до бухты Провидения около 5600 км. Расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по Северному морскому пути составляет свыше 14 тыс. км (через Суэцкий канал - свыше 23 тыс. км).



Ледорез «Ф.Литке» - лидер проводки эскадренных миноносцев в 1936 г.

Арктика в первоочередном порядке относится к российским интересам крайней важности. Потому что тут богатейшая кладовая природных ископаемых, которая еще не открыта. «С этим регионом связаны геополитические интересы российского государства. В арктических широтах находятся базы нашего флота, маршруты патрулирования дальней авиации. Здесь же – и экономические интересы, добыча полезных ископаемых, важные транспортные коммуникации Северного морского пути...» заявил Президент России В.В.Путин в 2010 году, посещая остров Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа.
В 2013 году Президент утвердил Стратегию развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года. Своего рода план действий по реализации суверенитета страны и наших национальных интересов в Арктике, в том числе применения мер защиты при освоении российских арктических месторождений.
В этом же году Россия после длительного перерыва возобновила постоянное военное присутствие в Арктике. В том числе свидетельством этому стал проход группировки кораблей во главе с тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий» Северного флота по Северному морскому пути до Новосибирских островов. «Мы пришли туда или, точнее, возвратились навсегда, потому что это - исконно русская земля, и те задачи, которые сегодня выполняют корабли Северного флота, это первая составная часть тех задач, которые поставлены Президентом России и министром обороны по развитию и совершенствованию всей трассы Северного морского пути и прилегающей к нему арктической зоны», заявил первый заместитель министра обороны РФ генерал армии А.В.Бахин.
Необходимо признать, что освоение Северного морского пути для российских полярников и моряков гражданского и военного флота было долгим, трудным и героическим делом.
Первое сквозное плавание в направлении с востока на запад, с зимовкой у полуострова Таймыр, совершила гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана под руководством Б.А.Вилькицкого на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач» в 1914-1915 годах. Это плавание стало также первым сквозным прохождением Северного морского пути российской экспедицией.
Впервые по Северному морскому пути за одну навигацию с запада на восток в 1932 году прошел с экспедицией Отто Шмидта ледокольный пароход «Александр Сибиряков». В следующем году в этом же направлении прошел до островов Диомида в Беринговом проливе пароход «Челюскин». Капитаном обеих этих пароходов был В.И.Воронин.
Первое сквозное плавание в направлении с востока на запад по Северному морскому пути в 1934 году за одну навигацию прошел ледорез «Ф.Литке» (капитан Н.М.Николаев). Затем этим же путем в 1935 году прошли пароходы «Сталинград» (капитан А.П.Мелехов) и «Анадырь» (капитан П.Г.Миловзоров).

Первая транспортная операция на Северном морском пути выполнена лесовозами «Искра» (капитан В.Ф.Федотов) и «Ванцетти» (капитан Г.П.Бютнер), которые доставил груз из Ленинграда во Владивосток с 8 июля по 9 октября 1835 года.
Морская дорога по арктическим морям вдоль северных берегов нашей Родины уверенно осваивалась. После успешных плаваний по Северному морскому пути торговых судов настало время проверить, смогут ли пройти этим же путем военные корабли.


Товаропассажирский пароход ледового класса «Анадырь».

Честь стать кораблями-первопроходцами выпала двум кораблям Балтийского флота, переданным в состав Тихоокеанского флота: эскадренным миноносцам типа «Новик» - «Сталин» (командир — капитан-лейтенант В.Н.Обухов, комиссар - старший политрук Н.Н.Мильграм, инженер-механик - военинженер 3 ранга В.К.Ольховиченко) и «Войков» (командир - капитан 3 ранга М.Г.Сухоруков, комиссар - политрук П.Е.Смирнов, инженер-механик - военинженер 3 ранга В.Ф.Бурханов).
Командиром отряда был назначен капитан 1 ранга Евдокимов Петр Александрович. Технической частью подготовки кораблей к ледовому плаванию руководил военинженер 3 ранга А.И.Дубравин.
У военных моряков в то время не было опыта плавания в полярных морях, поэтому на каждый эсминец направили в качестве ледовых лоцманов опытнейших полярных капитанов торгового флота. С командиром Обуховым пошел П.Г.Миловзоров, а с Сухоруковым — Н.М.Николаев.
К предстоящему ответственному плаванию необходимо было всесторонне подготовиться. Корпуса миноносцев не рассчитывались для плавания в арктических льдах. Чтобы предохранить их от ударов о лед, военинженер А.И.Дубравин разработал специальную конструкцию. Часть корпуса миноносца обшили деревянными брусками, а в районе форштевня поверх них закрепили тонкие стальные листы. Как показала практика, эти специальные «шубы», как назвали такую обшивку, не раз спасали миноносцы при ударе о лед и во время ледового сжатия.


Эскадренный миноносец «Сталин» - флагман ТОФ, 1939-1940 гг.

Для дальнего арктического похода военных кораблей потребовались значительные силы обеспечения.
Ледовую проводку поручили ледорезу «Ф.Литке» (капитан Ю.К.Хлебников, старший помощник капитана С.В.Гудин, помощник по политчасти И.П.Федоров, старший механик Ф.Ф.Лиходеев, начальник радиостанции Е.Н.Гиршевич). На ледоколе находился и главный метеоролог-синоптик К.А.Радвиллович.
Вторым судном обеспечения стал товаропассажирский пароход «Анадырь» (капитан А.П.Бочек, старший помощник капитана В.С.Рудных, помощник по политчасти П.Ф. Борисов и старший механик П.М.Миронов). Как и «Литке», он был ветераном арктических плаваний.
Обеспечение миноносцев топливом поручили небольшим танкерам «Лок-Батан» (капитан Г.Г.Кучеров) и «Майкоп» (капитан К.А.Зайцев).
Уголь для ледореза «Ф.Литке» и парохода «Анадырь» должны были доставить с Дальнего Востока на трассу Северного морского пути пароходы «Ванцетти» (капитан Г.П.Бютнер) и «Искра» (капитан В.Ф.Федотов).
В организации ледовой разведки большую помощь каравану оказали летчики полярной авиации во главе с А.Д.Алексеевым.
Переход Северным морским путем отряд эсминцев и суда обеспечения осуществляли в составе экспедиции особого назначения (ЭОН-3) под руководством начальника Главного управления Северного морского пути О.Ю.Шмидта. Для освещения событий перехода газета «Известия» направила в экспедицию своего спецкора М.Э.Зингера, а «Союзкинохроника» - кинооператора Марка Трояновского.


Эскадренный миноносец «Войков» во время перехода на ТОФ, 1936 г.

На самое большое судно экспедиции, пароход «Анадырь», был принят годовой запас продовольствия, зимнего обмундирования и прочего снабжения для личного состава всей экспедиции, а также снятое с миноносцев вооружение. Кроме того, во время похода он снабжал суда пресной водой, овощами и свежим мясом. Перед отходом от причала Мурманского порта палуба «Анадыря» представляла собой настоящий Ноев ковчег. Двадцать коров, столько же крупных откормленных свиней, несколько баранов, куры в клетках. Сколоченные из досок стойла для скота, тюки с сеном, бочки с солеными помидорами, огурцами и квашеной капустой не оставили на палубе ни одного свободного сантиметра. Для прохода со спардека в носовые и кормовые помещения пришлось поставить мостки прямо по грузовым люкам.


начальник Главного управления Северного морского пути О.Ю.Шмидт.


капитан парохода «Анадырь» П.Г.Миловзоров.

Суда экспедиции выходили из разных портов, но к определенному сроку должны были прийти в назначенную точку встречи.
Эскадренные миноносцы «Сталин» и «Войков» вышли из Ленинграда в ночь на 3 июля 1936 года. Часть пути по Беломорско-Балтийскому каналу эсминцы прошли под буксирами, часть (от р. Карелка до Вознесенья) – поочередно в плавучем доке. С выходом в Белое море были произведены монтажно-погрузочные работы, и к 29 июля оба эсминца были готовы к переходу. 30 июля корабли прошли Горло Белого моря и направились, как тогда говорили, «в точку В».
К месту встречи у полярной станции в проливе Маточкин Шар, разделяющем Новую Землю на две части, «Анадырь» пришел первым. Ледорез «Ф.Литке» с начальником экспедиции О.Ю. Шмидтом, эсминцы и танкеры подошли 1 августа. Эсминцы «Сталин» и «Войков» пополнили запас топлива с танкеров, а с парохода «Анадырь» получили свежие овощи. В тот же день ледорез «Ф.Литке» провел караван судов в Карское море. До острова Диксон корабли и суда прошли легко. Отдельные скопления льда «Ф.Литке» преодолевал с ходу, за ним шел «Анадырь», расширяя проход, затем эскадренные миноносцы и замыкающими — танкеры.



Маршрут ЭОН-3 в 1936 г.

5 августа корабли экспедиции прибыли в район острова Диксон, здесь в бухте острова снова была проведена бункеровка всех судов экспедиции. Пароход «Анадырь» сходил в Енисейский залив и заполнил все свободные емкости отличной пресной водой.
По донесению летчика Матвея Ильича Козлова, неизломанный лед, плотно прижатый к берегу, был на всем протяжении от острова Скотт-Гансена до пролива Вилькицкого.
Так оно и оказалось, всего несколько часов караван прошел на восток в разреженном льду, а дальше до самого горизонта простирался тяжелый неподвижный лед. Пришлось поставить ручки машинных телеграфов на «стоп» и пришвартоваться к кромке неподвижного льда. В нескольких милях к северу от каравана также стояла затертая льдами большая группа транспортов вместе с самыми мощными в то время ледоколами «Ермак» и «Ленин». Из-за тяжелой ледовой обстановки в Карском море караван пролежал в дрейфе восточнее Диксона до конца августа
Всем наскучила длительная вынужденная стоянка. Вначале несколько развлекали игра на ледяном поле в волейбол, хождение в гости с корабля на корабль, просмотр кинофильмов, игра в шахматы.
Военные моряки начали беспокоиться. Командиры то и дело задавали вопрос ледовым лоцманам:
- Долго ли придется еще стоять?
Павел Георгиевич Миловзоров, пользовавшийся наибольшим авторитетом как знаток капризов Арктики, неизменно отвечал:
- Терпенье, терпенье и еще раз терпенье. Вот подует нужный ветерок, отожмет лед от берегов, мы и проскочим.
- Ну а если не подует? Что тогда? Зимовка? А впрочем, лучше зазимовать и на будущий год пройти на восток, но только не возвращаться обратно на запад...
Экипаж парохода «Анадырь» был укомплектован уже искушенными людьми в полярных плаваниях и зимовках, на судно приходили и командиры, и краснофлотцы, и все разговоры шли только о ледовых походах и зимовках. Рассказы опытных полярников слушали с большим интересом. И речи о том, чтобы возвратиться в Мурманск, не могло и быть. Надо было ждать ветер нужного для каравана направления.
На «Литке» главный синоптик К.А.Радвиллович колдовал с получаемыми от разных метеостанций сводками, но о прогнозе погоды говорил очень осторожно и неопределенно.
- Да, жду, должна наступить перемена погоды.
- А когда? Как скоро?
- Возможно и скоро. Вот подует ветерок, и ледовая обстановка изменится...
В спорах о вынужденной стоянке разыгрывались страсти.
- Что мы — парусные корабли, которым без ветра нет движения? На что же тогда ледоколы? Стоим без дела, только харч зря переводим!
«Перевод харча» был особенно заметен: за месяц на палубе «Анадыря» стало свободнее. Закололи восемь коров и одну свинью. В рационе питания всегда было свежее мясо.
Военным морякам, в особенности краснофлотцам, служившим «по первому году», была непонятна тактика плавания во льдах Арктики и возможности ледоколов. Ледовые лоцманы Миловзоров, Николаев и комиссары кораблей провели с молодыми моряками соответствующие беседы.
Наконец 1 сентября, на рассвете, потянул слабый ост-норд-ост и постепенно стал набирать силу. К полудню сила ветра достигла шести баллов. Лед пришел в движение. Появились темные полоски чистой воды, и лед начал отходить от берега. Снова зазвенели машинные телеграфы. На «Литке» подняли сигнал «Приготовиться к движению». Но вот вопрос — какой выбрать путь? Лед отжимало от берега и выносило ветром из архипелага Норденшельда. А в районе обычной трассы, где стояли группа транспортов и ледоколы, сжатие усилилось; и их понесло на норд-вест. Капитан ледореза «Ф.Литке» Ю.К.Хлебников провел радиосовещание. Капитаны поддержали его предложение, и Хлебников повел караван по образовавшейся прибрежной прогалине чистой воды.
Единственным широким проходом между многочисленными островами архипелага Норденшельда был пролив Матисена, но по нему еще ни разу не проходили большие суда. На карте было показано всего несколько глубин на большом расстоянии одна от другой. На «Анадыре» к планширю фальшборта правого борта, у самого полубака, прикрепили лотовую площадку. На других судах также приготовились к измерению глубины моря ручным лотом. Шли переменными ходами, непрерывно измеряя глубину. Ледяная вода жгла руки матросам. Лотовых меняли каждые пятнадцать минут. Узкие перемычки годовалого, сильно вытаявшего льда проходили легко. Иногда стопорили машины, так как по цвету воды можно было ожидать, что впереди по курсу малые глубины. Но это были ложные тревоги, глубины оказывались достаточными для прохода наших судов.
Караван благополучно прошел проливом Матисена среди островов архипелага Норденшельда. Был сделан стремительный бросок на восток, а транспорты с ледоколами продолжали дрейфовать в тяжелом льду.
На подходе к проливу Вилькицкого лед стал мощнее. 5 сентября, медленно продвигаясь в сплошном битом льду, вошли в пролив, и попали в полосу льда, дрейфовавшего вдоль южного берега к мысу Челюскина. Вскоре все суда так зажало, что работа машинами стала бесполезна, да и небезопасна. Винты ежеминутно заклинивались в сплошной ледяной массе. Напиравшие льды разворачивали суда как скорлупки.



Пароход «Анадырь», эсминцы «Войков» и «Сталин», вдали танкер «Лок-Батан». Пролив Вилькицкого, 5 сентября 1936 г. Снято с ледореза «Ф.Литке».

Миноносец «Сталин» несло лагом, а «Анадырь» - кормой вперед. Такое положение по отношению к движению льда было крайне опасно. Лед напирал все сильнее, и миноносец начал крениться, трещали и лопались бруски защитной «шубы».
- Подрывную партию на лед! - скомандовал командир корабля Обухов. Инженер Дубравин спустился на лед вместе с подрывниками и указал место, куда закладывать взрывчатку. Скоро высоко в воздух взлетели куски льда, напиравшая льдина треснула, и корабль выровнялся.
Под кормой парохода «Анадырь» пришлось подрывать лед нам вместе с плотником Егором Михайловым. Взрывы оказались удачными, руль и винт были освобождены.
Вокруг всех судов то и дело гремели взрывы, фонтаны воды и ледяной каши белыми столбами поднимались вверх. День был ясный, солнечный. Кинооператору Марку Трояновскому повезло, он сделал много эффектных снимков. А взрывы не только спасали корабли от ледовых, объятий, но и явились салютом полярной станции на самой северной точке Евразии – мысе Челюскин, к которому несло караван вместе со льдом со скоростью около трех миль в час.
Когда затих грохот взрывов, послышался шум самолета. С востока быстро приближалась черная точка. Летчик Василий Сергеевич Молоков низко пролетел над караваном, качнул крыльями и передал по радио, что в нескольких милях к северу лед значительно реже. Суда отсалютовали ему гудками.
Внезапно нажим льда прекратился. Льды как бы расступились в стороны. Стало возможно работать винтами. Ледорезу «Ф.Литке» удалось быстро развернуться на курс, указанный Молоковым. А узким эскадренным миноносцам никак не удавалось развернуться и начать движение. «Ф.Литке» сумел подойти к эсминцу «Войков» и взял его на короткий буксир. Пароход «Анадырь» пробился к эсминцу «Сталин» и тоже взял его на буксир.
Прошло около часа, и караван попал в полосу разреженного льда, медленно дрейфовавшего на восток. Были отданы буксиры, и эсминцы пошли самостоятельно, держась в кильватере за своими лидерами. Мыс Челюскин остался далеко к югу. Уже темнело, но домики полярной станции четко вырисовывались на берегу, припорошенном свежим снежком. На судах включили ходовые огни. Полярники заметили их и, приветствуя нас, зажгли на берегу яркий белый огонь. Начальник экспедиции О.Ю. Шмидт передал по радио привет от моряков и сообщил, что пароход со сменой скоро придет.
Вечером 6 сентября караван прошел пролив Вилькицкого и корабли вышли в море Лаптевых. Лед был разрежен, но в темное время суток пришлось идти малым ходом, чтобы не напороться на какую-нибудь предательскую льдину. А утром навалился туман. За ледорезом «Ф.Литке» шел эсминец «Сталин», за ним пароход «Анадырь» и замыкал колонну эсминец «Войков».
Неожиданно «Ф.Литке» встретил тяжелую льдину и остановился. Эсминец «Сталин» шел на близком расстоянии и, чтобы не врезаться в корму ледокола, дал задний ход, одновременно подав сигнал свистком. Идущий следом пароход «Анадырь» также дал полный ход назад. Но у «Анадыря» инерция больше, чем у легкого миноносца, и, чтобы его не протаранить, капитан А.П.Бочек скомандовал: «Лево на борт!» Миноносец не пострадал, но «Анадырь» скулой левого борта ударился о тяжелую льдину. В трюме появилась пробоина. Вода стала поступать в трюм, загруженный мешками с мукой и гречневой крупой. Благодаря грамотно продуманному распределению груза по трюмам, подмокло лишь несколько десятков мешков с мукой. После просушки она была вполне пригодна в пищу.
С помощью военных моряков часть груза была поднята на палубу и освобождено место повреждения. Механики и водолазы «Анадыря» надежно заварили трещины в шпангоутах, а на обшивку корпуса поставили небольшую заплатку. Боцман Якобсон вместе с плотником Михайловым работали умело и быстро. Они поставили со стороны трюма цементный ящик, закрепив его к шпангоутам. Корпус парохода в районе повреждения стал крепче, чем был до этого.
Пока шли работы по заделке пробоины, туман рассеялся. Ледорез «Ф.Литке» повел колонну полным ходом, лавируя среди обломков ледяных полей и отдельно плавающих льдин.
Как и намечалось планом, пароходы с углем «Искра» и «Ванцетти» с помощью ледокола «Красин» прошли с Дальнего Востока, и караван встретился с ними в море Лаптевых. «Ф.Литке» и «Анадырь» до отказа загрузили углем бункера и взяли несколько тонн на палубу. Во время бункеровки все суда лежали в дрейфе в разреженном льду. Из Тикси на гидросамолете прилетел представитель Управлении полярной авиации Главного управления Севморпути, полярный летчик Черевичный Иван Иванович. Он мастерски посадил свою летающую лодку на небольшое озеро чистой воды, пришвартовал ее к льдине, у которой стоял эсминец «Сталин», и поднялся на борт. Черевичный сообщил свежие данные о состоянии льдов на восток до Колымы. Правда, оттуда только что пришли пароходы-снабженцы, но обстановка могла и измениться. Черевичный вскоре улетел на базу. Ледорез «Ф.Литке» повел пароходы «Искра» и «Ванцетти» через тяжелую перемычку льда к проливу Вилькицкого. На юг, к проливу Дмитрия Лаптева, лед был разрежен, во главе колонны пошел пароход «Анадырь», эсминцы «Сталин» и «Войков» держали в кильватер.
По мере приближения к проливу, льда становилось все меньше и меньше, и наконец, корабли и суда каравана пошли по чистой воде. Это сказывалось влияние вод реки Лены. При подходе к проливу лидерство передали эсминцу «Сталин», как кораблю с наименьшей осадкой и лучше оснащенному навигационной техникой. Ледорез «Ф.Литке» нагнал экспедицию в проливе и, когда район мелководья остался позади, стал во главе каравана. Изредка попадались отдельные льдины, а слева по борту в двух-трех милях простиралась кромка сплошного крепкого льда. Корабли и суда каравана шли полным ходом.
16 сентября караван прошел мимо мрачных Медвежьих островов. Далее снова плавание во льдах. Непрерывно звенели машинные телеграфы: малый ход, стоп, полный назад, полный вперед, снова стоп... Айонское скопление льда дало о себе знать. Приближался мыс Шелагский. Здесь зачастую бывало трудно пробиться, но на этот раз льды отступили, и корабли и суда экспедиции быстро проскочили на восток.
18 сентября караван встретил ледокол «Красин», его молодежно-комсомольский экипаж возглавляли капитан М.П. Белоусов и старпом М.В. Готский - молодые дальневосточники. Во льду они работали хорошо, уверенно. Начальник экспедиции О.Ю.Шмидт временно перешел на ледокол, и «Красин» повел колонну на восток.
В это время было получено сообщение летавшего на разведку летчика Каминского Михаила Николаевича, что в проливе Лонга поля многолетнего льда, но есть полынья с мелкобитым льдом. Ледокол «Красин» пошел по пути, указанному Каминским.
Ночью 19 сентября на «Анадыре» получили радиограмму от «Искры» и «Ванцетти». Капитаны судов сообщали, что ледоколы «Ермак» и «Ленин» провели свой караван в море Лаптевых, а затем вывели их в Карское море. Воспользовавшись полученными от нас сведениями, они следуют на запад архипелагом Норденшельда. Все были рады успешному движению снабженцев экспедиции на запад и им в ответной радиограмме пожелали благополучного завершения рейса.
20 сентября ледокол «Красин» провел караван через скопление льда в самой узкой части пролива Лонга. Впереди была чистая вода. Караван вышел в Берингов пролив и дал полный ход!
22 сентября 1936 года, впервые в истории мореплавания, военные корабли прошли Северным морским путем из Баренцева моря Северного Ледовитого океана в Берингово море Тихого океана, обогнув мыс Дежнева.
Когда за кормой остались воды Берингова пролива, в заливе Лаврентия О.Ю.Шмидт получил приветственную телеграмму из Москвы от руководителей Коммунистической партии и Советского правительства: «Поздравляем с успешным выполнением главной задачи порученного вам важнейшего задания партии и правительства. Ваша победа в Арктике имеет большое значение для дела обороны страны и является новым сильным призывом ко всем трудящимся Советского Союза преодолевать все и всякие трудности в борьбе за социализм. Просим передать горячий привет и поздравления всем участникам славного арктического похода».
24 сентября эсминцы «Войков» и «Сталин» прибыли в бухту Провидения, где их встретили танкер «Москва» с топливом и минный заградитель «Ворошиловск», доставивший часть экипажей эсминцев, которая следовала из Ленинграда во Владивосток по железной дороге, рабочих, ремонтные материалы и продовольствие.
Через два дня в бухте Эмма, одной из красивейших бухт на юге Чукотского полуострова в бухте Провидения (решениями Камчатского облисполкома от 14.11.1952 г. и Хабаровского крайисполкома от 26.01.1953 г. переименована в б. Комсомольская), суда экспедиции отдали якоря. Здесь заканчивалась работа парохода «Анадырь» по участию в проводке и обеспечению военных кораблей в арктическом походе. К борту парохода по очереди подходили миноносцы. Старпом В.С.Рудных, используя мощные грузовые стрелы, поднимал из трюма «Анадыря» торпедные аппараты, снятые с миноносцев перед ледовым походом, а военные моряки, когда аппараты, раскачиваясь на талях стрелы, повисали над палубой миноносца, принимали их и устанавливали на штатное место. Такую же операцию выполнили и с артиллерийским вооружением миноносцев. Когда минеры и артиллеристы привели свое оружие в полную боевую готовность, командир отряда капитан 1 ранга П.А.Евдокимов и начальник экспедиции О.Ю.Шмидт дали «добро» произвести прострелку орудий. Миноносцы отошли подальше от судов, стоявших в бухте, и вскоре высокие красивые горы бухты повторили многократным эхом гром артиллерийского залпа.
1 октября все работы были завершены и дальше на юг в порты назначения суда экспедиции пошли самостоятельно. За время перехода по арктической ледовой трассе забыли о качке, а теперь всем судам пришлось крепко поштормовать. Крен у эсминцев доходил до 40 градусов. Тихий океан устроил им славное крещение. Но моряки не подкачали, справились с океанской стихией, вошли в Охотское море, пересекли его курсом на мыс Елизаветы и через Татарский пролив прошли в бухту Де-Кастри, где их встретили корабли Тихоокеанского флота.
17 октября 1936 года эскадренные миноносцы Краснознаменного Балтийского флота «Сталин» и «Войков» пришли во Владивосток. Преодолев многие трудности ледового плавания в морях Ледовитого океана, советские моряки за одну летнюю кампанию прошли путь от Кронштадта до Владивостока, равный 6 тыс. миль. Задание партии и правительства было выполнено.
Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили успехи участников первой в истории проводки эскадренных миноносцев Северным морским путем. В газете «Известия» за 26 февраля 1937 года было опубликовано постановление ЦИК: «Центральный Исполнительный Комитет Союза СССР постановляет: за настойчивость и преданность при выполнении важнейшего задания в северных морях наградить следующих работников Главного управления Северного морского пути и лиц рядового и начальствующего состава морских сил РККА...» — далее следовал большой список награжденных орденами и медалями моряков и подписи: «Председатель ЦИК Союза СССР М.Калинин. Секретарь ЦИК Союза СССР И.Акулов. Москва, Кремль, 25 февраля 1937г.».
Орден Ленина получили командиры эскадренных миноносцев капитан 3 ранга М.Г.Сухоруков и капитан-лейтенант В.Н.Обухов, военинженеры З ранга В.Ф.Бурханов, А.И.Дубравин, В.К.Ольховиченко, орденом Красной Звезды капитан-лейтенантов В.Ф.Андреева и Ю.В.Ладинского, военинженера 3 ранга И.М.Сендика, старшего политрука П.Н.Мильграма и других. Всего орденами было награждено 190 рядовых, командиров и начальников Морских Сил РККА и 139 работников ГУСМП. Несколько лет в печати не говорилось, за выполнение какого задания наградили орденами и медалями большую группу моряков. Затем стали известны подробности этого героического перехода боевых кораблей и судов их обеспечения через полярные льды на Дальний Восток.


Моряки эсминца «Сталин». Владивосток, 1939 г.

Эскадренные миноносцы «Сталин» и «Войков» стали первыми кораблями этого класса в растущем и крепнувшем Тихоокеанском флоте. После короткого отдыха корабли активно приступили к отработке задач боевой подготовки на новом для себя морском театре. Довелось им принять участие и в боях Советско-японской войны. Так, эсминец «Войков» в составе отряда кораблей артиллерийской поддержки принимал участие в высадке десантов и освобождении военно-морских баз Сейсин и Гензан на побережье Северной Кореи, награжден орденом Красного Знамени. Эсминец «Сталин» участвовал в обеспечении боевых действий у озера Хасан в августе 1938 года и боевой деятельности подводных лодок в августе-сентябре 1945 года.

Капитан 1 ранга В.Н.Муратов

Date: 2016-12-03 03:41 pm (UTC)
From: [identity profile] Любовь Черкашина (from livejournal.com)
Интересная статья! Я ищу материал о своём деде Дорохине Константине Ивановиче, он долгие годы ходил на ледорезе "Ф.Литке"

Profile

nickti: (Default)
nickti

November 2016

S M T W T F S
  12 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:10 am
Powered by Dreamwidth Studios